Принудительная реструктуризация кредитов: каковы же подводные камни?

22.11.2018   \  Практикующему юристу

Многие идеи, направленные на защиту интересов граждан – клиентов банков, как правило, бывают яркими и часто заслуживают внимания, особенно если речь идет о защите интересов клиентов банков, попавших в трудную жизненную ситуацию. Об этом - комментарии юристов ведущих банков и независимых экспертов.




Хабарова Мария, Советник Правового департамента Ассоциации российских банков.

Многие идеи, направленные на защиту интересов граждан – клиентов банков, как правило, бывают яркими и часто заслуживают внимания, особенно если они касаются защиты интересов клиентов банков, попавших в трудную жизненную ситуацию. Ведь речь идет о защите прав просто людей, которые не должны обладать специальными знаниями в области банковского дела и юриспруденции и которые не могут рассчитывать на получение помощи от государства, попав в сложное положение.

Не раз банковские эксперты, которые тоже по совместительству являются просто людьми, обращали внимание на то, что такая защита должна быть правомерной и разумной (как минимум она не должна вредить защищаемому лицу). Вот и при рассмотрении вопроса о реализации идеи о принудительной реструктуризации ипотечных кредитов вновь у банковского сообщества возникли помимо иных вопросы о том, насколько эта идея полезна для граждан, принимая во внимание прежде всего то, что установка строгих критериев кредитования, во-первых, не даст возможности сторонам кредитного договора устанавливать более привлекательные для заемщиков условия реструктуризации кредитов, а, во-вторых, приведет к существенному удорожанию кредитов.

О подводных камнях принудительной реструктуризации мы и решили поговорить с нашими экспертами.




Дмитрий Каверин, заместитель начальника Управления правового обеспечения розничного бизнеса и операций с клиентами VIP ПАО «РОСБАНК».

"Проект поправок в Федеральный закон № 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" является по-своему уникальным ввиду того, что он накладывает на одну из сторон гражданского оборота (кредитора) обязанность по заключению сделки с другой стороной (заемщиком) на определенных государством условиях. На наш взгляд, это является нарушением принципа свободы договора, закрепленного в качестве основного положения Гражданского кодекса РФ. При этом реальные экономические предпосылки для таких действий отсутствуют - банки как никто другой заинтересованы в исполнении обязательств заемщиками, и в случае возникновения угрозы дефолта готовы без всякого принуждения рассматривать различные варианты реструктуризации. Кроме того, проект закона также содержит неоднозначную и противоречивую терминологию: что должно включать в себя понятие "семья", что понимается под изменением размера платежа заемщика (например, происходит ли оно в случае изменения валютных курсов, достаточно ли изменения одного платежа или оно должно быть систематическим). Проект также оставляет достаточно большое количество лазеек для злоупотребления правом со стороны заемщиков - тот же размер дохода должен рассматриваться в каждом случае индивидуально, не говоря уже о том, что, к сожалению, до сих пор далеко не все доходы в нашей стране учитываются официально. Также стоит отметить, что принятие законопроекта в такой редакции может создать, в том числе, предпосылки для развития так называемого "потребительского экстремизма" - ситуации, когда разного рода организации защиты прав потребителей и юристы пользуются правовой неопределенностью не для защиты прав заемщиков, а, прежде всего, для собственного обогащения.

Согласны с тем, что государство в целях поддержания социальной стабильности должно защищать уязвимые категории заемщиков (многодетные семьи, лиц, по не зависящим от них причинам потерявших работу и т.п.), однако делать это нужно не декретно-административными, а эффективными экономическими методами (например, выплата заемщикам или банкам определенных субсидий, более гибкий подход к резервированию и обязательным нормативам в случае проведения реструктуризации задолженности).




Андрей Потребо, Начальник Управления банковских операций Дирекции по правовым вопросам ПАО «Банк «Санкт-Петербург», член Комитета АРБ по банковскому законодательству и правоприменительной практике.

Солидаризируясь с позицией Асcоциации российских банков, возражающей против принятия законопроекта о предоставлении заемщику права на изменение графика платежей, как нарушающего, в том числе, базовый принцип договорного права – свободы договора, хотел бы отметить следующее.

Очевидна озабоченность законодателя: предоставить добросовестным заемщикам, столкнувшимся с ухудшением финансового положения, законную возможность произвести реструктуризацию кредита. Но реализация такой, казалось бы, благой цели может нанести гораздо более существенный вред договорным отношениям, чем полученный полезный эффект.

Законопроект фактически предоставляет потребителю право в одностороннем порядке изменять договор в свою пользу, вплоть до временного неисполнения обязательства таким потребителем. В настоящий момент ответственные заемщики и банки, кредитующие граждан, как правило, находят взаимное, договорное решение проблемы, в которой заемщик сталкивается с временным ухудшением дохода. Банки, в особенности, предоставляющие массовые ипотечные кредиты, не заинтересованы в жестком подходе, где последствием любой просрочки платежа является обращение взыскания на предмет залога. Такие жесткие методы вредят репутации банков и экономически не всегда целесообразны.

Предоставление потребителю права требовать реструктуризацию кредитных обязательств неизбежно приведет к злоупотреблениям со стороны потребителей, а также создаст опасный прецедент, который позволит распространить практику одностороннего отказа (изменения) от обязательств на другие виды отношений и договоров между бизнесом и потребителями.

В тоже время действующая редакция Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предоставляет широкий спектр возможностей для добросовестных заемщиков, временно попавших в тяжелое финансовое положение. Процедура реструктуризации долгов гражданина, применяемая при банкротстве физических лиц, позволяет ввести мораторий на удовлетворение кредитных обязательств должника, в том числе, на период реструктуризации запретить залоговому кредитору реализовывать предмет залога – квартиру. Ведь приоритетная задача института банкротства не реализация имущества должника, а создание механизмов для преодоления временных финансовых сложностей".




Светлана Маркова, Директор Правового департамента АКБ «ИРС» (АО), член Комитета АРБ по банковскому законодательству и правоприменительной практике.

Предусмотренная проектом федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О потребительском кредите (займе) (в части предоставления заемщику права на изменение графика платежей) принудительная реструктуризация кредитов (займов) физических лиц, безусловно, является вмешательством в гражданско-правовые отношения кредиторов и заемщиков, и противоречит принципам свободы договора и равенства участников гражданских правоотношений, установленным статьей 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В настоящее время отсутствует необходимость введения принудительной реструктуризации кредитов физических лиц, поскольку решение о проведении реструктуризации кредитов кредитными организациями принимаются с учетом анализа ситуации конкретных заемщиков, и, как правило, решение в меру возможностей кредитной организации, принимается в пользу заемщика. Поскольку в ином случае заемщик может перестать обслуживать кредит или обратиться (при наличии оснований) в порядке статьи 213.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с заявлением о признании его банкротом и введении процедуры реструктуризации его долгов, что, безусловно, не выгодно для кредитной организации.

В законопроекте основной формой решения финансовых проблем физических лиц предусматривается реструктуризация кредита.

Между тем, добросовестным заемщикам, в том числе находящимся в тяжелой финансовой ситуации, в настоящее время кредитными организациями предоставляются услуги рефинансирования на более выгодных для заемщика условиях. Так, в результате рефинансирования, может быть уменьшен размер ежемесячного платежа не только в связи с увеличением срока кредита, но и в связи со снижением процентной ставки по кредиту в пользу ее уменьшения. Таким образом, у добросовестных заемщиков имеется вариант, альтернативный реструктуризации.

Недостаточная проработка текста законопроекта вызывает множество вопросов и может привести к злоупотреблениям со стороны недобросовестных заемщиков. Так, согласно пункту 1 части 2 статьи 6.2 законопроекта в качестве одного из условий реструктуризации кредитов указывается снижение совокупного дохода семьи заемщика, при этом, как верно замечено в заключении Ассоциации российских банков, в законопроекте отсутствует понятие семья заемщика, не установлено соотношение дохода и ежемесячного платежа по кредиту, ниже которого у заемщика возникает право на снижение ежемесячного платежа и т.д.

В отношении распространения положений законопроекта на отношения, возникшие до вступления его в силу (часть 2 статьи 2 законопроекта), следует иметь в виду, что согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2016 г. N 3-П обратная сила закона применяется преимущественно в отношениях, которые возникают между индивидом и государством в целом, и делается это в интересах индивида (уголовное законодательство, пенсионное законодательство); в отношениях, субъектами которых выступают физические и юридические лица, обратная сила не применяется, ибо интересы одной стороны правоотношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон.




Александр Баукен, к.ю.н., независимый эксперт, член Комитета АРБ по банковскому законодательству и правоприменительной практике

Ипотека (кредит на приобретение жилья) является социально чувствительным банковским продуктом. Кредитный договор заключается, как правило, на значительную для заемщика сумму и на довольно длительный срок. За этот период возможны изменения как в экономической конъюнктуре (изменение курсов валют, повышение или снижение ключевой ставки и т.д.), так и в жизни заемщика (болезнь, потеря работы и др. обстоятельства, которые могут привести к снижению уровня дохода). В этой связи может возникнуть резонное желание поддержать заемщика. Одним из рассматриваемых инструментов такой поддержки является принудительное изменение договора ипотеки в части графика платежей.

Однако такой инструмент представляется очень неоднозначным.

Во-первых, принудительное для банка изменение графика платежей нарушит принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), т.к. в определенных соответствующим законодательным актом (в случае его принятия) пределах условия договора будут формироваться помимо воли банка и, возможно, в ущерб его экономическим интересам.

Во-вторых, предусматривая возможность принудительного изменения графика платежей, необходимо очень конкретно сформулировать основания и пределы такого изменения для сохранения баланса интересов сторон. Так, в законопроекте основанием для реструктуризации кредита является совокупность обстоятельств, включающая в себя снижение среднемесячного дохода или повышение платежа на 30%, предел суммы неисполненного обязательства, период просрочки исполнения обязательства (судя по всему, имеется в виду текущая просрочка), до реструктуризации было не более однократного изменения графика.

Однако упущены из виду такие характеристики, как цель ипотеки (приобретение единственного жилья или очередного и т.п.), наличие возможности исполнить обязательство за счет продажи других активов, наличие предпосылок к тому, что после окончания «льготного периода» заемщик сможет исполнять обязательства надлежащим образом и т.д. Вместе с тем, уменьшение текущих платежей и перенос их значительной части на будущее существенно увеличат сумму начисленных процентов. Также следует учитывать интересы поручителей (при их наличии), которые вынуждены будут нести бремя поручительства дополнительный период времени, за который активы должника могут уменьшиться.

В-третьих, должен быть четко определен механизм реализации права на реструктуризацию. В предусмотренном законопроектом варианте стороны должны подписать дополнительное соглашение. Причем для кредитной организации предусмотрена санкция за его не подписание. Таким образом, создается видимость согласия кредитной организации с новыми условиями. В то же время, если банк не подписывает соглашение, заемщик вправе обратиться в суд с требованием об изменении условий договора. В описанном в законопроекте варианта у суда не будет иной возможности, кроме как принять вариант заемщика в неизменном виде (при условии, что он формально соответствует законодательным требованиям к реструктуризации), при любом ином компромиссном варианте сложится ситуация, когда заемщик платил по предложенному им графику (соответственно, не доплачивал) и возникли основания для начисления штрафных санкций.

На мой взгляд, для внедрения реструктуризации ипотеки возможно взять за основу ст. 451 ГК РФ об изменении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, дополнив норму положением о том, что применительно к физическим лицам (либо к физическим лицам, заключившим договор ипотеки и тогда поместить эту норму в ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)) существенным изменением обстоятельств признается изменение дохода заемщика. Оценивать существенность в этом случае будет суд применительно к конкретным обстоятельствам. Он же оценит возможность / невозможность исполнения договора за счет других источников, интересы поручителей / залогодателей. Кроме того, такой вариант исключит описанную выше неопределенность, т.к. реструктуризированным кредит будет после вступления в силу соответствующего решения. Как вариант, передать этот вопрос в ведение финансового омбудсмена.




Алеся Подобед, Начальник Отдела правового сопровождения расчетно-кассовых операций Договорного управления Юридического департамента АО ЮниКредит Банк.

Оказание банками финансовых услуг потребителям безусловно требует четкого законодательного регулирования, и чем более прозрачны и однозначны будут правовые нормы в этой сфере, тем лучше будут защищены права потребителей, что, в свою очередь, отвечает интересам банков, нацеленных на предоставление качественных финансовых услуг. Однако иногда попытки закрепить в законе нормы, призванные служить интересам потребителя, на практике могут привести к ухудшению их положения. Примером такой инициативы может служить Проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» (в части предоставления заемщику права на изменение графика платежей)».

Законодатель предлагает закрепить в законе обязанность кредитора удовлетворить заявление заемщика об изменении размера его платежей по договору, обеспеченному ипотекой, при соблюдении ряда условий, указанных в законопроекте. При этом условия реструктуризации кредитов вызывают множество вопросов относительно их практической реализации. Так, например, законопроектом предусмотрено условие о снижении совокупного дохода семьи заемщика, рассчитанного за три месяца, предшествующих дате подачи заявления об изменении графика платежей, по сравнению со среднемесячным совокупным доходом семьи, рассчитанным на дату заключения договора. Однако законом не определен перечень лиц, относящихся к семье заемщика, доходы которых должны приниматься к рассмотрению при принятии решения о реструктуризации. Кроме того, поскольку при кредитном анализе перед заключением кредитного договора учитываются только доходы заемщика, созаемщика, поручителя, банк не всегда обладает сведениями о совокупном доходе семьи заемщика на дату заключения кредитного договора, а рассчитать этот доход по информации и документам, предоставляемым на день подачи заявления об изменении графика платежей, то есть через несколько лет с даты заключения договора, представляется крайне затруднительным с учетом того, что состав семьи может меняться.

Другие условия реструктуризации кредита, предусмотренные законопроектом, так же вызывают вопросы.

Следует отметить, что соблюдение установленных законопроектом требований по размеру ежемесячного платежа в процессе и после периода реструктуризации (уменьшения размера ежемесячных платежей) и сроку льготного периода, приведет к увеличению размера платежа в дату полного погашения кредита, и, соответственно, увеличению стоимости кредита для заемщика за счет процентов, начисленных на суммы основного долга, непогашенные в льготный период реструктуризации, по сравнению с графиком погашения, изначально предусмотренным кредитным договором. Помимо этого, установление жестких требований к параметрам реструктуризации лишает заемщика и кредитора возможности договориться об иных условиях реструктуризации, более подходящих заемщику, исходя из его жизненной ситуации, например, об ином размере ежемесячного платежа в льготном периоде и самом сроке такого периода.

Принимая во внимание вышеизложенное, представляется, что при установлении в законе обязанности кредитора произвести реструктуризацию кредита по заявлению заемщика при наступлении определенных обстоятельств необходимо для соблюдения баланса интересов заемщика и кредитора: закрепить в законе четкие признаки ухудшения финансового положения заемщика и/или иные условия, при возникновении которых проведение реструктуризации будет считаться обоснованным и которые могут быть однозначно установлены и соблюдены кредитором при рассмотрении заявления на реструктуризацию; минимизировать требования к параметрам реструктуризации в части размеров платежей и сроков периода реструктуризации, позволяя заемщику и кредитору выбрать оптимальный для заемщика вариант урегулирования просроченной задолженности; нормативно закрепить порядок, в т. ч. условия и сроки заключения заемщиком и кредитором соглашения о реструктуризации, определив, что будет являться подтверждением факта обеспечения кредитором заемщику возможности заключить такое соглашение; а также детально проработать иные процедурные вопросы, включая требования к оценке финансового положения заемщика и качества обслуживания долга, в рамках проводимой реструктуризации.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Аналитика    19.07.2019 19:17

Вечерний комментарий. Не смогли

Богдан Зварич, главный аналитик ПСБ.

Это интересно    19.07.2019 15:32

Время роскоши: как владелец Louis Vuitton и Dior стал богаче Билла Гейтса

Взлет котировок акций LVMH, главного игрока на мировом рынке предметов роскоши, увеличил состояние владельца конгломерата Бернара Арно на $27 млрд всего за несколько месяцев и обеспечил ему второе место в глобальном списке Forbes. Сможет ли он догнать Джеффа Безоса?

Точка зрения    18.07.2019 20:55

Новый глава ЕЦБ: без интриги

Вопрос с кандидатурой на пост нового главы ЕЦБ де-факто решен. Хотя формально Кристин Лагард еще не возглавила Европейский центробанк, рынок уже свыкся с мыслью о ее будущем назначении и не ждет жестких реформ, считает Сергей Дроздов, аналитик ГК "Финам".

   

Мы на Facebook