В пресс-центре съезда АРБ. Интервью делегатов и гостей съезда журналистам НБЖ (добавлен материал от 17 апреля)

06.04.2018   \  Новости АРБ

 Содержание:
 ✦ Игорь Антонов, председатель правления АО АКБ «Международный финансовый клуб»
 ✦ Сергей Облогин, председатель правления ОАО «ЮГ-Инвестбанк»
 ✦ Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие брокер»
 ✦ Дмитрий Булавин, управляющий директор Агентства по технологическому развитию
 ✦ Георгий Брянов, исполнительный директор Ассоциации гильдии аналитиков
 ✦ Владимир Скобелкин, председатель правления АО «Первый Дортрансбанк»
 ✦ Георгий Писков, член совета директоров банка «Юнистрим»
 ✦ Сергей Бурцев, председатель правления ПАО «ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК»
 ✦ Ирина Осокина, директор по развитию социокультурных программ Международного фонда технологий и инвестиций, эксперт Института экономических стратегий
 ✦ Айсылу Балатова, доцент кафедры финансов и налогообложения Башкирского Государственного университета
 ✦ Алексей Сорокин, научный сотрудник МГИМО
 ✦ Василий Гамза, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям, председатель совета директоров ГК «Финансовый интегратор»

... материал будет добавляться по мере согласования с авторами


В ходе работы съезда журналисты Национального банковского журнала взяли ряд интервью у участников съезда. Из-за ограниченности времени и плотной повестки дня многие из них не смогли выступить с трибуны. Однако изложенные в их интервью суждения, оценки и пожелания представляют интерес для банковского сообщества.





«И для процветания экономики, и для улучшения жизни наших сограждан необходимо сохранять коммерческую независимую банковскую систему»
Игорь Антонов, председатель правления АО АКБ «Международный финансовый клуб»

- Игорь, как Вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какие из них Вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Главная тема съезда – это цифровая экономика. Вторая тема, которая звучала в выступлениях и основных спикеров, и тех, кто выступал после них – каким образом достичь тех целей, которые поставил президент страны к 2025 году, и за счет чего это можно сделать.

Альтернативы цифровизации нет. Я согласен с тем, что если банки не обратят внимания на проблему оцифровки своего бизнеса (будь то расчеты, платежи, любые другие сделки, например, связанные с кредитованием клиентов и их идентификацией), то конкуренты уйдут вперед. Тот, кто не затратит на это сейчас соответствующие средства, останется с большими накладными расходами по обслуживанию всех бизнес-процессов и, в конце концов, проиграет в конкурентной борьбе. Поэтому здесь точно альтернативы нет, вопрос поставлен правильно. И мы все должны в рамках Ассоциации российских банков, в рамках каждого банка, вместе с Центральным банком найти правильное решение и на законодательном и на исполнительном уровнях. Необходимо создать условия для того, чтобы банковская система России оказалась в числе первых в мире «оцифрованных» банковских систем.

Что касается дальнейшего развития банковской системы, здесь тоже альтернативы нет. Мы понимаем, что банковская система – это кровеносная система организма, и без нее невозможно выполнить задачи, поставленные президентом страны на период до 2025 года. Если говорить об этих задачах, то, во-первых, речь идет о производительности труда, надо каждый год увеличивать ее на 5%. Это увеличение ВВП на душу населения на 50% к 2025 году, и значительное увеличение доли малого и среднего бизнеса. Повторюсь, эти три задачи решить без банков – и особенно малых и средних по размеру активов финансово-кредитных организаций – просто невозможно. Альтернативы им в данном контексте нет, и быть не может.

- Но как раз эти банки чувствуют себя не слишком хорошо, они еще не оправились от последствий кризиса, не так ли?

- Возможно, и вы правы, но мы должны признать, что кризис 2014 года пройден. Прошлый год показал рост и активов, и доходов банковской системы. В то же время, есть и другой нюанс: тот же 2017 год показал значительный рост государственного участия в банковском секторе. Есть различия между государственным способом ведения бизнеса и частным, коммерческим способом. И если сравнивать, где выше производительность, то не в обиду это будет сказано нашим государственным органам, этот параметр выше в частном секторе. Мы должны все вместе – с Ассоциацией российских банков, с Центральным банком, другими органами и каждый на своем месте – найти способы и возможности поддержать коммерческий банковский сектор, который призван сыграть свою значительную роль в развитии нашей страны.

- Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней ситуации создание условий для равной конкуренции между частными и госбанками? Какие шаги надо предпринять, чтобы это стало возможным?

-Если это не будет возможным, то частный банковский сектор умрет и у нас останется шесть больших государственных холдингов, плюс седьмой игрок – это банки с иностранным участием. Потому что основная проблема, которая сейчас существует – это отсутствие равного доступа к денежным ресурсам. Для малого или среднего банка на сегодняшний день средняя стоимость привлечения ресурсов составляет около 7%, кроме того 2% надо добавить на административно-хозяйственные расходы и содержание банка. Плюс к этому минимум 1-1,5% – это резервы, т.е. стоимость рисков. В результате получается уже 10,5%. И если хотя бы 1% направить акционерам в виде прибыли, то налицо ставка выше 11%. Сегодня выступающие говорили, что для промышленных предприятий ставка по кредиту в 7-8% – это уже много.

Точной информации нет, но, по некоторым сведениям, средняя ставка привлечения ресурсов для госбанков значительно меньше этих 7-8%. Поэтому основная проблема – это все-таки равный доступ к ресурсной базе, вернее, его отсутствие на данный момент.

- А что касается вопросов надзора и регулирования?

- Вопросы регулирования касаются всех банков, и это особенно ощущается, когда речь идет, например, о резервах. Я готов согласиться с Гарегином Ашотовичем по вопросу о поэтапном досоздании резервов, в случае необходимости, и о пересмотре подхода к политике резервирования. Следует понимать, что перерезервирование также опасно, как и недорезервирование, поэтому здесь надо искать золотую середину. Как я понял из выступлений руководителей Центрального банка, они нас слышат, и я надеюсь, что наше мнение будет учтено в нормативных актах регулятора.

И для процветания экономики, и для улучшения жизни наших сограждан необходимо сохранять коммерческую независимую банковскую систему, для этого, конечно же, нужна политическая воля руководства страны и направленные на достижение этой цели действия регулятора.

- Верите ли Вы в то, что переход от «карательного» к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Верю на 100% и считаю, что альтернативы такому подходу нет.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Вырастет скорость обслуживания клиентов, например, скорость открытия счетов. Усилится безопасность. Все-таки, помимо скорости платежей главным преимуществом цифровых расчетов должна являться безопасность платежей. Тем более, если они будут строиться на тех принципах и платформах, о которых мы сегодня слышали, в частности, на принципах блокчейна.

- Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, Вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Таких вопросов, конечно, много, но я, в первую очередь, хотел бы отметить, что на главный вопрос - в каком направлении развиваться банковская система дальше – Съезд как раз дал ответ. Второе, что хотелось бы отметить – это проблемы регулирования деятельности банковской системы с прицелом на то, чтобы не загубить, а помочь развить частный банковский сектор.






«АРБ и ее президент имеют полномочия от банков защищать интересы банков во всех инстанциях»
Сергей Облогин, председатель правления ОАО «ЮГ-Инвестбанк»

- Как Вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какие из них Вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Может, то, что я сейчас скажу, будет звучать несколько необычно, но на сегодняшний день появилось много структур, которые занимаются не своим делом – кредитованием. Некоторые министерства (например, Министерство сельского хозяйства, Минэкономразвития) почему-то занимаются банковской деятельностью. Министерства раздают субсидии и преференции, что вносит сумбур в деятельность банков, и совсем не способствуют их развитию. Это, во-первых.

Во-вторых, меня беспокоит в определенной мере переход на «цифру». Все это, конечно, имеет положительное значение, но есть и обратная сторона. Сегодня выступающие говорили о том, что любое нововведение, перед тем как применяться на практике, должно пройти квалифицированную экспертизу. Если делать непродуманные шаги, то это окажет влияние на себестоимость банковских продуктов. Ведь стоимость услуг из года в год растет, что отражается на бизнесе. Раньше себестоимость услуги была 4%, сейчас – 6% в структуре кредитного портфеля.

Третье, что меня волнует: банки должны иметь рейтинги, присвоенные по национальной рейтинговой шкале. С одной стороны, это позитивный факт, мы к этому долго шли. С другой стороны, опять-таки не нужно забывать о себестоимости данных услуг. Как только рейтингование стало обязательным, стоимость услуг агентств в разы подорожала. Любой банк не будет работать себе в убыток, он заложит подорожание в себестоимость своих услуг.

Сейчас существуют жесткие требования по ФЗ-115, что опять-таки легло на плечи банков. Только сейчас на законодательном уровне вводится возможность наряду с другими структурами пользоваться базами данных по клиентам. Но это только вводится, процесс находится в начальной стадии, а работать с клиентами нам надо здесь и сейчас.

- Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней ситуации создание условий для равной конкуренции между частными и госбанками? Какие шаги надо предпринять, чтобы это стало возможным?

- Вспомним, что тема прошлого съезда АРБ была посвящена проблемам конкуренции в банковском секторе. Для конкуренции должны быть созданы равные условия деятельности. Например, почему министерство назначает уполномоченный банк, который выдает субсидии предприятиям? Для всех банков должны быть одинаковые рыночные условия. Я думаю, что чем меньше будет конкуренция на рынке, тем хуже для потребителей. Процент участия государства в банковском секторе увеличился. А если учесть, что и другие структуры начинают заниматься банковской деятельностью, то ситуация получается не слишком радужная.

Сегодня кинулись упорядочивать деятельность микрофинансовых организаций. Ведь за ними тоже необходим надзор, поскольку они активно занимаются кредитованием и, тем самым, составляют конкуренцию банкам. Конкуренция заключается и в том, что при каждой местной администрации есть фонд, который напрямую кредитует предпринимателей. Каждый должен выполнять свои функции.

- Верите ли Вы в то, что переход от «карательного» к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Конечно, улучшит. По моему мнению, надзор должен быть именно превентивный.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Я считаю, что цифровая модель экономки имеет большие преимущества. Ведь это замечательно, когда человек, например, по какому-либо биометрическому признаку может получить доступ ко всем своим данным, получить любую нужную справку, воспользоваться любой банковской услугой. Для потребителя – это огромный плюс. Эти технологии надо продвигать. Модель нужно отрабатывать и вводить в широкое применение. Здесь должна работать вся система, не только банки. Конечно, надо понимать следующее: то, что возможно сделать в Москве, невозможно осуществить в какой-нибудь деревне. Нужно учитывать региональные особенности и предпринимать постепенные шаги.

- Какие вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, Вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Если 10% из того, что мы обсудили, будет воплощено в реальной практике, это будет замечательно. Количество вопросов, которые обсуждаются, не имеет большого значения. Важно, чтобы ключевые вопросы, которые мы поднимаем, получили свою практическую реализацию.

Каждый банк по одиночке мало что может решить. А действуя коллегиально, в рамках Ассоциации, мы можем это делать. АРБ и ее президент имеют полномочия от банков защищать интересы банков во всех инстанциях.






«Противопоставлять частные банки и банки с высокой долей государственного капитала неправильно»
Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие брокер»

- Как Вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какие из них Вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Прежде всего, следует отметить, что большая часть тем, которые звучали, безусловно, важны и интересны. При этом хотелось бы менее формального и более острого их обсуждения. Но с другой стороны, все понимают, что любая профессиональная ассоциация, особенно в финансовой сфере, публично обсуждая те или иные темы, вынуждена оглядываться на позицию регулятора. Поэтому с одной стороны, в кулуарах звучат пожелания большей остроты, с другой стороны, надо быть реалистом и понимать, что если профессиональная ассоциация будет проявлять излишнюю остроту, она, скорее всего, лишится статуса НСРО. Такого рода прецеденты, правда, в другом секторе экономики известны.

Мы живем в то время, когда любая профессиональная ассоциация вынуждена искать какой-то компромисс между желаниями ее членов, которые всегда направлены на максимальную либерализацию, и позицией регулятора, которая всегда направлена на «закручивание гаек». Самая выигрышная позиция любой профессиональной ассоциации – это именно посредник. С этой точки зрения Съезд выглядит вполне понятно, предсказуемо и соответствует ожиданиям, которые связаны с этим мероприятием. Полностью избежать некоторых протокольных реверансов нельзя, но в то же время позиция участников рынка до регулятора будет донесена. Кроме того, важно понимать, что возможности Ассоциации не бесконечны, конечно, что-то она может, а чего-то от нее ожидать достаточно наивно, и это тоже нормальное явление.

- Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней ситуации создание условий для равной конкуренции между частными и госбанками?

- Любая политика, в том числе и политика лоббирования, – это искусство возможного. Есть вещи, которые произносятся в качестве лозунгов, но все понимают их нереальность и невозможность их буквальной реализации. Как говорится «Бог создал людей, а полковник Кольт уравнял их права». Поэтому естественно, что существуют отличия между банками с высокой долей государства в капитале (ведь формально у нас госбанков нет, кроме самого Центрального банка) и коммерческими банками. Эта разница, была, есть и будет.

Кстати говоря, разница в масштабах бизнеса характерна и для многих стран, которые считаются образцами построения банковской системы. Например, Германия, где есть четыре крупных банка, причем три из них носят федеральный характер, а четвертый – аналог российского Сбербанка. Последний банк имеет мощную территориальную организацию, где различия между подразделениями, расположенными на разных территориях, могут быть существенными, и при этом каждое подразделение имеет финансовую самостоятельность. И там большое количество маленьких специализированных банков. Такая схема финансовой системы жизнеспособна, на должном уровне удовлетворяет потребности экономики, поддерживает экономический рост и т.д. Поэтому противопоставлять частные банки и банки с высокой долей государственного капитала неправильно, они просто занимают разные ниши и жестко друг с другом не конкурируют, что, кстати, показывает опыт успешного развития региональных банков. Многие региональные банки не сильно страдают от конкуренции с банками с госучастием.

- Верите ли Вы в то, что переход от «карательного» к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Сам по себе надзор всегда подвергается критике за то, что он является слишком жестким. Последнее время большие хлопоты банкам доставляет внесение топ-менеджеров в так называемые «черные списки». Очень часто это происходит некритично: туда попадают все, кто надо, и кто не надо. Это создает значительные проблемы для банковского сообщества, тем более, что попасть туда легко, а выйти сложно. Мне кажется, над этим регулятору нужно в ближайшее время хорошо поработать. С другой стороны, уровень надзора, если сравнивать его с другими юрисдикциями, не самый жесткий. Не надо забывать, что вообще тренд усиления надзора характерен для всей мировой финансовой системы. Он стартовал в 2008 году и продолжается до сих пор. Поэтому ситуация с банковским надзором в России – это отражение глобальной тенденции, которая не вчера началась и не завтра закончится. Относиться к этому надо спокойно: плетью обуха не перешибешь.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Я думаю, что переход к цифровой модели экономики не будет быстрым. Но если посмотреть на то, что происходит на европейском банковском рынке, то там без преувеличения значительная доля клиентов перешла на потребление банковских услуг в чисто цифровом виде. Меня удивляет то, что даже пожилые люди уже научились пользоваться онлайн-банкингом. Скорее всего, нас ждет примерно то же самое. Это приведет к тому, что с одной стороны, банки в значительной степени превратятся в ИТ-компании, т.е. количество офисов за ненадобностью будет сокращаться. Человек один раз придет в офис, идентифицируется, зарегистрируется, и все. Если все в онлайн-банке сделано с точки юзабилити хорошо, то зачем человеку куда-то ходить? Я думаю, тот факт, что россияне старшего возраста мало пользуется сервисами онлайн – это временное явление. Поэтому банки, с одной стороны, урежут физическое присутствие и увеличат виртуальное, а с другой стороны, с какими-то ограничениями к нам на рынок придут чисто айтишные компании, скорее всего, китайские, а не американские в силу политических причин. Это вопрос не очень далекого будущего. Кстати говоря, это печальная новость для сотрудников банков: их количество будет сильно сокращено.

- Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, Вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Многих состоятельных клиентов беспокоят вопросы, связанные с иностранными счетами. Выступал представитель Росфинмониторинга, но он говорил довольно общие вещи. Интересно, что экспертный центр, который возглавляет Алексей Леонидович Кудрин, выступил с предложением заметно либерализовать валютное законодательство, потому что те меры контроля, которые предусматриваются, выглядят избыточно и вызывают беспокойство состоятельных граждан. Если не смягчить эту позицию, то, возможно, мы увидим специфическую миграцию, которая не пойдет на пользу российской экономике. Можно провести здесь историческую параллель с миграцией гугенотов из Франции, именно они основали многие крупные компании, например, в Голландии, Англии, что не сказалось положительно на экономике и общем развитии Франции в дальнейшем. Не хотелось бы, чтобы и мы в несколько ином виде повторили этот печальный опыт.






«Банки должны активно участвовать и в законотворческом процессе, и в консультациях, и в программах цифровизации банковского сектора»
Дмитрий Булавин, управляющий директор Агентства по технологическому развитию

- Дмитрий, как вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какую или какие из них вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- И главная тема Съезда, и другие темы, поднятые в рамках выступлений различных спикеров, и информация, которую мы как участники мероприятия получаем – все это очень актуально. Мне понравились вопросы, связанные с банковским регулированием, очень занимательной является и проблема цифровизации экономики в целом, банков и иных финансовых структур.

- Раз уж мы заговорили о цифровизации, то какие перемены в этом контексте ожидают наш банковский рынок?

- Прежде всего, я хочу отметить то, что считаю совершенно правильными шаги, предпринятые нашим президентом в контексте перехода к цифровой модели экономики. Это действительно необходимо, и сейчас нужно дождаться действий властей по совершенствованию законодательной и нормативной базы. Очевидно, что успех цифровой модели экономики во многом зависит от изменения российского законодательства и многих других правил, установленных для банков и компаний. В связи с этим я думаю, что банки должны активно участвовать и в законотворческом процессе, и в консультациях, и в программах цифровизации банковского сектора.

- Возможно ли, по вашему мнению, в нынешних условиях создание условий для равной конкуренции между частными банками и госбанками?

- Скажу честно – в нынешних условиях это вряд ли возможно. На мой взгляд, для урегулирования этой ситуации и решения этой проблемы было бы разумным сформулировать специальные нормы развития для частных и для государственных финансово-кредитных организаций.

- Верите ли вы в то, что переход от карательного к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Должен сказать, что превентивная аналитика и превентивные методы являются мировым трендом, так что движение ЦБ РФ в этом направлении – не случайный выбор, а следование мировой тенденции.

- Какие темы или вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- На мой взгляд, достаточно мало было тем, посвященных инвестиционному кредитованию и проектному финансированию. Хотелось бы больше услышать о том, что регулятор меняет свое отношение к тем банкам, которые работают с этими продуктами, что он намерен поощрять их в этой деятельности. Интересно было бы услышать, что подразумевается под возвращением на рынке облигаций промышленных предприятий так называемого «третьего эшелона». Поэтому я возлагаю большие надежды на следующие мероприятия, понимая, что в рамках отдельного взятого, даже такого большого как Съезд АРБ, все вопросы осветить невозможно.






«Удаленная идентификация – это один из аспектов базового для банкинга принципа «знай своего клиента»
Георгий Брянов, исполнительный директор Ассоциации гильдии аналитиков

- Как вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какую/какие из них вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Темы актуальные и довольно интересные. Цифровизация экономики, цифровизация госсектора – это все сейчас на повестке дня и на этой, и на других площадках, в экспертном сообществе в целом. Неудивительно, что они нашли свое отражение и в рамках Съезда, поскольку они касаются и банковского сектора, и – шире – национальной финансовой системы.

- По вашему мнению, какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Сейчас сложно сказать, какими эти перемены будут конкретно, но они непременно будут. В частности, могу указать на то, что в связи с переходом на новые экономические рельсы есть основания ожидать роста ВВП на несколько процентов по сравнению с нынешним уровнем. Это чрезвычайно важный момент.

- Наверное, никто так не ждет тенденции к устойчивому и заметному росту ВВП как банковские организации, хотя у них есть и другие проблемы. По Вашему мнению, возможна ли в нынешних условиях равная конкуренция между частными банками и госбанками?

- Нынешние условия таковы, что частных банков будет становиться меньше, а государственные банки будут процветать.

- Тут важную роль играет надзор и регулирование банковской деятельности, не так ли?

- Да, действительно сейчас стоит вопрос перехода к макропруденциальному надзору, в связи с чем Банк России проводит стресс-тесты банковской системы, следит за огромным количеством показателей банковской деятельности. Конечно, с точки зрения предоставления информации это лишняя статья расходов для банковских организаций и определенные организационные трудности. Но в целом, я считаю, что это обоснованная история, и что такой всесторонний и скрупулезный надзор в конечном счете улучшит ситуацию на рынке, поскольку банки будут работать более прозрачно и ответственно.

- Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Заместитель министра Минкомсвязи поднял важную тему про идентификацию пользователей и клиентов с помощью мобильных устройств, sim-карт и биометрических датчиков. Вообще удаленная идентификация – это очень важный вопрос, это реализация принципа «знай своего клиента», который является базовым для банкинга и действует в различных его сферах и направлениях. На Съезде эта тема нашла свое отражение, но очевидно, что есть еще и другие ее аспекты, которые нам предстоит еще обсуждать и анализировать.






«Съезд АРБ снимает накал напряженности и позволяет устранить информационный вакуум»
Владимир Скобелкин, председатель правления АО «Первый Дортрансбанк»:

- Владимир, как Вы оцениваете темы, поднятые на Съезде АРБ для обсуждения, и какие из них Вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Цифровизация экономики – это тематика, которая была взята в качестве основной для съезда. Она, безусловно, является актуальной для всех нас. Как было уже отмечено в ходе выступлений, если сегодня мы эту нить потеряем, то завтра мы рискуем остаться на вторых ролях, потому что уже существует огромное количество небанковских компаний, которые начинают подменять банки, потому что они более мобильны и уже начинают опережать финансово-кредитные организации в вопросах цифровизации. Все зависит от нас. И данная тема для нас принципиально важна.

- Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней ситуации создание условий для равной конкуренции между частными и госбанками?

- Я думаю, что слово «конкуренция» здесь не совсем уместно, потому что весовые категории госбанков и частных банков, не входящих в топ-100, никогда не совпадали и не совпадут. Слово «конкуренция» я бы заменил на слово «взаимодействие». По крайней мере, ориентируясь на опыт нашего Кировского региона, я могу сказать, что госбанки и частные банки решают одну и ту же проблему. Конкурировать бесполезно, мы никогда не добьемся победы таким образом.

- Верите ли Вы в то, что переход от «карательного» к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Опять-таки слово «карательный» содержит в себе какую-то смысловую крайность. Хочу подчеркнуть следующее: тот вектор движения, который нам задает Центральный банк, стал понятым. Банки осознали, что и требует от них Банк России, и что получится «на выходе» в случае выполнения его требований. Те организации, которые хотят нормально работать, соблюдают правила игры, останутся на рынке. Те, кто вел себя некорректно и злоупотреблял своим положением и возможностями, уже ушли с рынка. Не зря 29 марта стала датой, на которую в России осталось 500 банков минус один. Ушли те финансово-кредитные организации, которые были нежизнеспособны изначально, остались банки, которые собираются работать дальше.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Как уже отмечалось в нескольких выступлениях, переход на «цифру» – это «игрушка» достаточно дорогая, потому что требует нового софта и ПО, новых затрат на модернизацию в целом банковского продукта. Эти расходы ложатся на плечи собственников. Возникает вопрос: заинтересован ли он инвестировать такое большое количество денежных средств и какой здесь выход? Безусловно, здесь надо будет считать. Если цифровизацию реализовать в том формате, как сейчас это требуется, то банкам понадобятся большие ресурсы.

Мы должны к этому все равно стремиться. Это не будет сделано одномоментно – не надо думать, что раз с 1 июля мы введем идентификацию клиентов по радужной оболочке глаза, то все сразу же поменяется. Речь идет о постепенных шагах в направлении цифровизации, при этом банк не должен потерять своей прибыльности, иначе ради чего ему работать? Можно закупить ПО и остаться без оборотных средств, за счет чего тогда кредитовать клиентов?

- Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, Вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- С помощью АРБ мы обсуждаем огромный спектр проблем, касающихся банковской тематики. Рабочие встречи до и после Съезда, и, конечно же, сам Съезд снимают накал напряженности, позволяют устранить информационный вакуум. За счет того, что АРБ проводит достаточное количество встреч, мы решаем актуальные для рынка вопросы в рабочем порядке.






«Банковское регулирование и надзор должны быть именно такими, как говорилось на Съезде, – консультативными, а не карающими»
Георгий Писков, член совета директоров банка «Юнистрим»

- Как Вы оцениваете темы, поднятые на Съезде для обсуждения, и какие из них Вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Мы сегодня много говорили о цифровой экономике. Слово «цифровая», наверное, уже можно опустить, потому что вся экономика становится цифровой. Так же, кстати, как и термин «большие данные» уходит в прошлое, есть просто «данные». Это важная тема, связанная с эффективностью бизнеса, в том числе и банковского, и я думаю, что именно она будет актуальной еще многие годы.

Вторая важная тема – это противодействие отмыванию доходов, полученных преступным путем, и комплаенс. Это то, что мы многие годы недооценивали как фактор бизнеса, всегда эта тема была периферийной, на нее, конечно, обращали внимание, но она не считалась самой важной. Современная банковская действительность демонстрирует нам, что эта проблема выходит на передний план и затраты банков в среднем, если взять западный мир, составляют порядка 5% от их дохода, т.е. это то, что они тратят на комплаенс.

- Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней ситуации создание условий для равной конкуренции между частными банками и госбанками?

- Теоретически – да. Это достаточно сложный вопрос, ведь банковский мир неоднороден и в каких-то сферах можно создать конкуренцию, а в каких-то других сферах это невозможно. Например, слабо верится, что в сфере обслуживания госзаказов можно создать серьезную конкуренцию госбанкам, скорее, тут речь стоит вести о развитии конкуренции между госбанками. А в обслуживании частных лиц и в особенности в обслуживании малого бизнеса конкуренция между госбанками и «частниками» точно возможна.

- Верите ли Вы в то, что переход от «карательного» к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Однозначно, это так. Сегодня со стороны регулятора было сказано, что если банк сталкивается с какими-либо проблемами, то самое лучшее, что могут сделать его собственники и руководители – это прийти в Центральный банк посоветоваться, поговорить, получить какие-то рекомендации, попытаться решить эту проблему совместно с регулятором рынка. Это очень ценное замечание. Я считаю, что банковское регулирование и надзор должны быть именно такими – консультативными, а не карающими.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Я думаю, что банковский бизнес станет значительно более рациональным. Ожидания потребителя сегодня таковы, что он не верит пустым словам и заявлениям, он хочет получить необходимую ему услугу быстро, здесь и сейчас. Клиент не готов долго ждать и долго выбирать, и это все заставляет нас быть значительно более эффективными и рациональными. Я уверен, что этот тренд мы будем наблюдать в течение ближайших лет.

- Какие вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, Вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Главная проблема связана с тем, о чем я говорил – это возрастающие фиксированные расходы на комплаенс и вообще вопросы, связанные с инфраструктурой бизнеса. Дело в том, что независимо от размеров вашего бизнеса затраты на комплаенс носят фиксированный характер, то есть нельзя потратить меньше определенного значения. Поэтому, когда мы говорим о выживаемости больших и средних банков, то об этом следует подумать. Наверное, пришла пора каких-то кооперативных, централизованных решений, которые позволят банкам за пределами первой сотни, а может, даже первой десятки, получать сервис, позволяющий им выполнять необходимые требования, принимать взвешенные решения как по открытию счетов, так и по выдаче кредитов.






«Необходимо создавать новые производства, всячески поощрять приток инвестиций в основные капиталы предприятий – фактически нам предстоит сдвинуть нашу застывшую экономику с мертвой точки»
Сергей Бурцев, председатель правления ПАО «ЧЕЛЯБИНВЕСТБАНК»

- Сергей, что произвело на вас наибольшее впечатление на Съезде – какие выступления, предложения и инициативы?

- Достаточно емким было выступление Ольги Скоробогатовой, первого заместителя председателя ЦБ РФ, хотя многое из того, что она сказала, было озвучено уже на других площадках. Основной посыл, который дается рынку – ЦБ готов создавать новую инфраструктуру, которой банки смогут пользоваться в рамках развития своего бизнеса. Это очень позитивный шаг вперед: мы знаем, что во многих странах существует большое количество малых и средних, успешно работающих финансово-кредитных организаций, и от них никто не требует превращаться в финтех. Хотелось бы, чтобы и у нас был такой же подход: малым и средним банкам надо предоставить определенные сервисы, и тогда у них появятся возможности спокойно работать в своих нишах, не делая огромные инвестиции во внедрение инновационных решений и в «раздувание» своих IT-штатов.

- Но инфраструктура, которую планирует создать ЦБ, не будет бесплатной, не так ли?

- А речь и не идет об этом, важно, что комиссии за пользование ею должны быть умеренными и разумными, и тогда рынок отреагирует на это позитивно. Мы видим это на примере работы систем денежных переводов, систем пластиковых карт – они устанавливают умеренные комиссии на подключение, и банки с удовольствием пользуются этими сервисами. Другое дело – в том, что тарифы на эти услуги зачастую становятся слишком низкими, и тогда банкам в силу объективных причин становится неинтересным работать с этими платформами. Тут надо искать и находить «золотую середину» между интересами конечных потребителей этих сервисов и интересами партнеров в лице банков.

- Насколько актуальной представляется вам тема равного доступа к фондированию? Она тоже достаточно активно обсуждалась в рамках Съезда.

- Это общая тема, которая не ограничивается только вопросом фондирования. С одной стороны, я допускаю то, что банк должен иметь достаточно высокий рейтинг для того, чтобы, например, предоставлять гарантии под выполнение работ в рамках госзаказа. Но с другой стороны, есть такие сферы бизнеса, для работы в которых достаточно базовой лицензии ЦБ на право осуществлять банковскую деятельность. Но даже в этих случаях начинают требовать, чтобы у банка был рейтинг.

На первый взгляд, все выглядит невинно: получите рейтинг, это не проблема, и будет вам счастье. А на второй взгляд, это от лукавого, потому что рейтинговые агентства в любом случае используют такой показатель как размер капитала при определении рейтинга. Так что на практике все будет следующим образом: если ты крупный банк, то можешь рассчитывать на высокий рейтинг, если малый или средний, то извини, рейтинг у тебя будет априори ниже. Это, конечно, не равноправие. При этом в некоторых случаях звучит даже требование, чтобы у банка было два рейтинга, одного уже мало.

- Как говорится, дьявол в деталях.

- Да. На мой взгляд, самым правильным был бы такой подход: у тебя как у банка есть лицензия на осуществление банковской деятельности, ты являешься участником Системы страхования вкладов и соответственно имеешь право привлекать вклады граждан, значит, ты должен иметь и право участвовать, например, в предоставлении гарантий под госзаказ.

- Насколько в принципе вы считаете полезным проведение такого мероприятия как Съезд? Что это дает банкирам?

- Для думающих людей, специалистов, владеющих огромным объемом информации и практическим опытом, Съезд – это своего рода перезагрузка. Мы получаем возможность в концентрированном виде оценить, что уже было сделано, что планируется сделать, какие интересные инициативы и предложения выдвигаются, и насколько реализуемыми они являются. Иными словами, мы получаем огромный массив информации к размышлению, и после Съезда и я, и мои коллеги задумываются над тем, какие сервисы было бы правильным и выгодным для банков развивать, какие коррективы стоит внести в свои бизнес-модели.

- Есть ли вопросы, которые, по вашему мнению, остались не освещенными?

- Таких вопросов много, но дело в том, что многие из них решаются не в рамках публичных выступлений, а в кулуарах Съезда. В этом тоже сильная сторона этого мероприятия. И все же главное было высказано – то, что необходимо создавать условия для роста экономики, что инфляция не должна подавляться исключительно за счет снижения платежеспособного спроса, как мы это видели на протяжении последних нескольких лет. Необходимо создавать новые производства, всячески поощрять приток инвестиций в основные капиталы предприятий. Фактически нам предстоит сдвинуть нашу застывшую экономику с мертвой точки.






«Переход к цифровой модели экономики – не чье-то желание, а объективная необходимость для нашей страны»
Ирина Осокина, директор по развитию социокультурных программ Международного фонда технологий и инвестиций, эксперт Института экономических стратегий

- Ирина, как вы оцениваете темы, поднятые на Съезд для обсуждения, и какую/какие из них вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Наиболее сильным и системным, на мой взгляд, было выступление представителя Банка России, первого заместителя председателя ЦБ РФ Ольги Скоробогатовой. В нем нашли освещение все вопросы, связанные с цифровой экономикой, что в наше время, с учетом тех вызовов, которые стоят перед нашей экономикой и финансовой системы принципиально важно.

- Действительно, сейчас много говорят о том, что на смену привычной для России сырьевой модели экономики приходит цифровая модель. Какие перемены это сулит нашей стране, с вашей точки зрения.

- Прежде всего, давайте расставим точки над и: данный переход связан не с тем, что у кого-то возникло такое желание, а с тем, что у нас нет иного выбора. Мы интегрированы в общую мировую финансовую систему, поэтому обязаны идти тем же путем, что и она, иного выбора у нас нет, и мы в то же время не можем быть в последних рядах или, что еще хуже, оставаться на «задворках». Наш успех будет зависеть от того, насколько быстро мы реструктурируем нашу экономику и начнем внедрять новые технологии, которые уже распространены. И, конечно, с тем, насколько быстро мы сами сможем перестроиться.

- Одна из тем, которая поднималась и в выступлениях спикеров Съезда, и в кулуарах – тема конкуренции на рынке банковских услуг. Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней создание условий для равной конкуренции между частными и госбанком?

- С учетом всех обстоятельств, которые хорошо известны, мы кажется, что на данном этапе, к сожалению, нет. Надо работать над тем, чтобы это стало возможным.

- Верите ли Вы в то, что этот «перекос» в плане конкуренции может исправить переход от карательного к превентивному надзору, и что этот переход в целом способен улучшить положение дел на банковском рынке?<

- Да. Более того - со временем так и будет, такой переход, как и переход России к цифровой модели экономики, объективная необходимость. Потому, что другого пути нет.

Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Прежде всего, вопросы связанные с совершенствованием финансовых технологий. Платежные системы как для юридических лиц, так и для физических лиц. Эти направления требуют наибольшего детального развития и подтягивания до мирового уровня. Хотелось бы также услышать более подробные обсуждения различных аспектов, связанных с осуществлением мобильных платежей, с идентификацией клиентов платежных систем и т.д. К сожалению, приходится констатировать, что в этих «пунктах» у нас налицо очень большое отставание от того, что сейчас происходит в западных странах. В этом направлении нам нужно привлекать молодые таланты в ИТ-сферой, о чем справедливо говорили многие спикеры на Съезде.






«Превентивные меры в регулировании и надзоре должны предприниматься, поскольку мы должны учитывать опыт предыдущих кризисов»
Айсылу Балатова, доцент кафедры финансов и налогообложения Башкирского Государственного университета

- Как вы оцениваете темы, поднятые на Съезд для обсуждения, и какие из них вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- Я очень поддерживаю заданную тематику «Российская банковская система в цифровой экономике». Она логична: технический прогресс требует на сегодняшний день внедрения новых технологий повсеместно, в том числе и в банковскую систему. И, если мы хотим выходить на уровень мирового развития, то мы, конечно же, должны использовать передовые технологии. Очень мне понравилось и то, что в ряде выступлений затрагивалась тема профессиональной подготовки сотрудников: как представитель высшего учебного заведения, я могу сказать, что проблема кадрового обеспечения стоит на одном из первых мест в России.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Мое предположение таково – очевидно, что это приведет к сокращению числа сотрудников в банковской сфере, это во-первых. Во-вторых, роботизация позволит сократить и себестоимость банковских услуг, и издержки банков на операционную деятельность.

- Возможно ли, по Вашему мнению, в нынешней создание условий для равной конкуренции между частными и государственными банками?

- Да, конечно. Я считаю, что должны быть созданы равные условия в конкурентной борьбе. На сегодняшний день, конечно, с этой точки зрения есть серьезная проблема, поскольку условия, в которых работают банки, далеки от равенства, и финансово-кредитные организации с госучастием имеют больше перспектив, с точки зрения развития своего бизнеса и увеличения своей доли на рынке.

- Какие шаги, по вашему мнению, надо предпринять в первую очередь, чтобы изменить эту ситуацию на рынке? - Как было сказано на Съезде АРБ, нужно предоставить равные возможности банкам равные возможности – нужно, с точки зрения, нормативно-правового регулирования, разработать новые подходы. И мне было приятно слышать, что ЦБ хочет разрабатывать цифровые платформы не для извлечения прибыли, а для обеспечения равных конкурентных условий для всех участников рынка. Это, безусловно, шаг в правильном направлении

- Наверное, как и переход от карательного к превентивному надзору улучшит положение дел на банковском рынке?

- Я считаю, что превентивные меры в регулировании и надзоре должны предприниматься, поскольку мы должны учитывать опыт предыдущих кризисов – причем как тех из них, которые происходили в России, так и тех из них, которые имели место в других странах.

- Какие темы и вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- Я бы сказала, что среди поднятых тем есть те, которые являются очень актуальными и заслуживающими обсуждения не только в рамках Съезда, но и на других площадках. К их числу, например, относится информационная безопасность. В целом же, если говорить о Съезде, то я считаю очень полезным то, что в его работе принимают участие высшие учебные заведения, общественные организации, небанковские кредитные организации и т.д. Это логично, поскольку обсуждаются условия работы не только банков, но и всех участников финансового рынка.






«Дефицит профессионалов тормозит развитие и высокотехнологической отрасли, и нашей экономики в целом»
Алексей Сорокин, научный сотрудник МГИМО

- Как вы оцениваете темы, поднятые на Съезд для обсуждения, и какие из них вы бы лично выделили в качестве приоритетных?

- На мой взгляд, наиболее приоритетной является тема банковской конкуренции, с учетом обозначенной во многих выступлениях тенденции к сокращению количества банков в нашей стране. И второй, не менее важной тенденцией я считаю цифровизацию экономики, в том числе и цифровизацию банковской сферыю. На этот счет хорошо выступил первый заместитель председателя Центрального Банка Ольга Скоробогатова, которая рассказала о шагах, которые планирует предпринять регулятор в данном вопросе, и о программах, которые ЦБ создает для развития различных технологий. Безусловно, именно передовые ИТ сейчас являются одним из главных инструментов, обеспечивающих инновационное развитие банковского сектора.

- Возможно ли, по вашему мнению, в нынешней создание условий для равной конкуренции между частными и государственными банками?

- Я уверен, что регулятор пойдет по этому пути, чтобы в конце концов обеспечить условия нормальной конкуренции. Насколько я понимаю, сейчас позицию ЦБ можно сформулировать так: для такой конкуренции необходимо очистить рынок от недобросовестных участников, которые как раз совершают недобросовестные действия и тем самым обеспечивают себе конкурентные преимущества. Это первый этап процесса – очистка рынка. Второй этап как раз будет подразумевать создание благоприятных условий конкуренции между добросовестными банками.

- Какие шаги надо предпринимать, чтобы это стало возможным?

- В первую очередь, необходимо обеспечить прозрачность всех процедур, сделать так, чтобы все организации, во-первых, понимали суть этих процедур, а во-вторых, осознавали, что они играют по одним и тем же правилам. Не должно быть преференций для одних или других организаций. Мне кажется, что это самое важное, и хорошо, что есть осознание того, насколько это необходимо, что создаются инструменты, которые призваны обеспечить такое положение дел. Соглашусь с теми, кто говорит, что эти инструменты еще не в полной мере функционируют. Но я думаю, что регулятор справится с этим вызовом.

- Какие перемены ожидают наш банковский рынок в связи с переходом к цифровой модели экономики?

- Конечно, влияние такого перехода на банки будет весьма существенным – очевидно, что в результате будет возрастать конкуренция в банковской отрасли при использовании цифровых технологий. Это, с одной стороны, хорошо для потребителя, поскольку банковские услуги будут становиться все более доступными для него. А с другой стороны, здесь есть серьезный вызов – переход к цифровой модели нужно осуществлять в рамках правого поля, а оно на данный момент недостаточно хорошо проработано и развито. Так что здесь предстоит еще проделать серьезную работу.

- Какие вопросы из тех, которые не были пока подняты на Съезде, вы считаете важным обсудить на этой или других площадках?

- В целом, Съезд АРБ отражает самые важные тенденции, которые на сегодняшний день имеются в банковском секторе и финтехе. Важно и то, что ЦБ затронул вопросы, связанные с образованием и профессиональной подготовкой кадров. Мне кажется, что именно этой теме нужно уделять наибольшее внимание, потому что профессионалов в высокотехнологической отрасли на данный момент не хватает, и это тормозит и развитие самой данной отрасли, и развитие нашей экономики в целом.






«Это был самый практичный, конкретный и конструктивный съезд Ассоциации российских банков»
Василий Гамза, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям, председатель совета директоров ГК «Финансовый интегратор»

- Владимир Андреевич, какое впечатление произвел на вас очередной Съезд?

- По моему убеждению, это был самый практичный, конкретный и конструктивный съезд Ассоциации российских банков. И это правильно – в нынешних условиях очень много вопросов не плана «Что делать?», а плана «Что делать конкретно?» Делать надо ровным счетом одно – обеспечивать условия для стабильного, устойчивого и довольно быстрого роста экономики. Потому, что если мы и дальше будем, извините за выражение, «болтаться»…

- Вокруг нуля?

- Вот именно. Темпы роста экономики у нас в течение последних нескольких лет либо фиксируются на уровне статистической погрешности, либо находятся в отрицательной «зоне». И в этом контексте неудивительно, что столько внимания уделяется цифровизации – мы видим, что инициатором этого процесса, фактически перестройки финансовой системы, выступает Центральный Банк Российской Федерации. В ЦБ подобралась очень сильная команда по этому вопросу, я убежден, что Ольга Николаевна (Скоробогатова – прим. ред.) никому скучать не даст. Но в то же время, констатируя позитивные тенденции в этом вопросе, я считаю необходимым отметить риски…

- Например?

- Например, когда речь идет о создании общефедеральных ИТ-платформ. Это замечательное начинание, поскольку малые и средние банки не могут себе позволить создавать собственные подобные платформы и сервисы. Но я боюсь, как бы это опять не вылилось в монополизацию, потому что ни для кого не является секретом, что у нас есть склонность к этому. Мне кажется, было бы правильным, если бы учредителями таких платформ и сервисов, в конечном итоге, стали субъекты рынка. Возможно, это правильно что на первом этапе эту роль играют государственные структуры, но вряд ли так должно продолжаться и дальше.

- Вы сказали, что в этом вопросе есть риск столкнуться с монополизацией, а я бы сказала, что этого риска уже нет, поскольку наш банковский рынок и по форме, и по сути является монополизированным. Насколько, с вашей точки зрения, в этом контексте реалистичны те предложения по развитию конкуренции, которые озвучиваются сейчас, в том числе, и в рамках Съезда?

- Я думаю, те ошибки, которые были допущены, будут устранены, но к сожалению, это никак не снизит остроту проблемы монополизации банковского сектора. Решить эту проблему можно только одним способом – приватизировать те активы, которые сейчас являются частично или полностью государственными.

- Легко сказать…

- Вы правы, имея в виду, что сделать это гораздо сложнее. В России нет инвесторов, которые смогли бы добросовестно, за счет реального капитала купить большие пакеты акций этих банков. Будут ли открыты двери для иностранных инвесторов? Не факт, и еще более сомнительно, что они сами захотят прийти. Так что здесь действительно есть над чем подумать. Я бы предложил путь, который, возможно, сейчас многим покажется утопичным – «народную приватизацию».

- Опыт был, мягко говоря, неоднозначным. И захотят ли граждане после него участвовать в «народных IPO», непонятно.

- А тут как раз можно предложить другую схему участия. У нас есть огромная социальная проблема - в начале 1990-ых годов Сбербанк фактически лишил сбережений миллионы людей. Почему бы теперь не компенсировать вкладчикам Сбербанка эти потери акциями этой финансово-кредитной организации? Так будет лучше и для людей, и, скажем честно, для самого Сбербанка, и других госбанков, поскольку у них появится большое количество собственников. А практика показывает, что, когда структура капитала такова, риск монополизации существенно снижается, и сами организации становятся более устойчивыми.



Съезд АРБ 2018. Фоторепортаж





Материал будет обновляться по мере согласования с авторами

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Аналитика    Сегодня 12:07

Портрет потребителя "займа до зарплаты"

Исследование НАФИ.